Солнечная система и ее тайны

Планеты Созвездия НЛО

Фантомы Демянского котла

В хоть какой стране имеется места, какие веками слывут в народе отвратительными, прокля­тыми Их обходят стороной, не решаясь туда забегать даже деньком. С теми, кто случаем как оказалось там, проистекает что-то странноватое: то память у человека отшибёт, то привидится ему кое-что, то руководит людей по кружку до бессилия некая держава.

В России в старину считали, что хозяйничают тут лешие, русалки да болотные кикиморы, они-то и наводят хлопот на людей. Современные уче­ные, обследовавшие некие из данных мест( именуемых ими геопатогенными зонами), считают, что в них на настроение человека воздействует электромагнитное поле Земли. А вот странноватые явления, происходящие в одном из урочищ Новго­родской области, в так именуемом Демянском котле, дисциплина покуда разъяснить не может.

Поведал о них нашему создателю инженер и живописец, коллекционер и путник Юрий Иванович Николаев. Автор сходу предостерегает: Юрии Иванович не мучается расстройством психики, магией не увлекается, а к потус­торонним мощам относится очень скептически...

" О Демянском котле я в первый раз вызнал в 1970 году, когда дру­зья, возвратившиеся из агитпохода, отдали выслушать маг­нитофонную запись рассказа местной жительницы. Та разговаривала о ожесточенных поединках, сожжённых деревнях, о незахороненных останках наших бой­цов и рыдала.

Поехал я в те места летом следую­щего года. От Демянска по отврати­тельной дороге добрался до деревуш­ки, от которой остался только один дом. Живущие в нём старики указали путь к месту, где в 1941 −1942 годах прохо­дила линия защиты. Прошагав четы­ре километра, я получился на огромное бо­лото. Вокруг, куда ни посмотри, валялись ржавые каски, винтовки, снаряды, пу­лемётные ленты. Те, кто тут воевал, лежали вблизи. Их было неописуемо немало. На топком месте, у валунов, у речки, в бору, окружавшем топкое место, натыкал­ся я на человечные останки и черепа. Увиденное потрясло меня чрезвычай­но.

Столько лет прошло опосля борьбы, столько памятников понаставили, каж­дое 9 Мая заявляем, что никто не за­быт, а тут лежат наши солдатики, белея костями, и никому до этого дела нет. Начал я составлять материалы о во­енных деяниях 2-й ударной армии, которая вел войну в данных местах, ока­завшись в окружении. Разыскал ве­теранов. От них вызнал, что полегло на этом пятачке наиболее 10 тыщ лишь наших боец. И гибли они не лишь от пуль и снарядов, от мин и бомб: некто замёрз, некто скончал­ся от ужасного голода, кого-либо съели каннибалы, которых, в свою очередность, растерзали воины. Словом, пламенея, не­нависти, боли, уныния, ужаса было в Демянском котле чрез край. Стал я туда заезжать любой год: один и с товарищами, позже подрос­ли сыновья, племянники.

Что могли — захоронили, поставили три само­дельных монумента. Собранное ору­жие, каски, медальоны передали в музеи Москвы и Ленинграда. Сам не могу разъяснить отчего, лишь тащило меня в Демянский котёл. Хотя любой год со мной, да и с иными людьми случалось что-то такое, что долж­но было напугать нас. Расскажу только о нескольких вариантах.

Началось всё в мой 1-ый наезд. Именно тогда, проходя по топкому месту, я увидел, что на одном и том же учас­тке меня притесняет чей-то взор. Оглянешься — никого, отвернёшься -вновь некто спину буравит. Чувс­твуешь взор на протяжении двух­сот метров, далее всё теряется. Не желая смотреться забавным, я никому не заявлял об этом, истина, пытался обойти тот участок топкого места. А в 1989 году в часть прилетел мой племян­ник и сказал, что на топком месте за ним некто смотрел: " Я никого вблизи не лицезрел, но наша безбоязненная лайка так перепугалась, прижалась к моим ногам и стала печально повизгивать".

Тогда, от греха подальше, воспретил я ребятишкам бродить в одиночку.

В сентябре 1976 года я собрался двинуть в Демянский котёл совместно с ином Юрой, конкретным путешественником. Поскольку я обязан был задержать­ся в Москве, мы договорились, что он выедет на день ранее, найдет мес­то лагерной стоянки и станет там меня ожидать. 18 сентября я добрался до ла­геря к одиннадцати часам утра. Юрий, высунутый из палатки, был очевидно чем- то испуган, скороговоркой он стал говорить о событиях прошедшей ночи, при этом губки его дрожали. Юрий добрался до указанной мною деревни, расспросил у местных жите­лей, как войти к лагерю, и отправил­ся в путь.

Пока было ясно, он шёл по бору медлительно. То и дело попадались блиндажи и окопы, какие он осмат­ривал, да и под ногами " железа" до­статочно. Когда правило смеркаться, Юрий сообразил, что заблудился. Долго кутил, покуда не натолкнулся на старенькую танковую колею, приведшую его в со­сновый бор. От леса до лагеря рассто­яние маленькое, но, так как совершенно стемнело, Юрий решил перенайтать в лесу, а с утра идти к лагерю. Пос­тавил маленькую палатку, разложил костерок, стал помещаться на ночлег.

Спустя некое время ощутил необъяснимую тревогу. Потом под­крался ужас Юрий, человек неробко­го 10-ка, пробовал уверить себя, что ему, сильному парню, вооружённому топором, не раз ночевавшему в одиночку в бору, нечего страшиться, но ужас становился всё посильнее. Схватив в связку вещи, Юрий кинулся нестись. Когда подошёл к лагерю, стало проще, но уснул он лишь на рассвете.

Выпив чаю и посмеявшись над ночными ужасами Юрия, мы решили пойти на дальнюю речку, куда я намеревался издавна.

Отойдя некоторое количество метров от лагеря, мы узрели на травке два пучка маленьких серебристых нитей. Я брал их в руки, нити были шелковистые и совершенно невесомые. " Брось, — произнес Юрий, — что ты берёшь любую гадость! " Но я продолжал разглядывать, стараясь взять в толк, как нити попали сюда: травка кругом была несмятой. Затем мы подошли к топкому месту. Я сходу увидел неплохую винтовку, а Юрий отыскал снаряд, который желал увезти в Москву как сувенир. Мы сфотографировали друг друга с находками, и я поглядел на часы — 12. 08. Что приключилось далее, никто из нас не не забывает.

Очнулись мы в зарослях камыша вышиной больше человечного роста. Было уже 16. 15. Голова гудела у обоих, как с похмелья, желая пили мы лишь чай. Ломая камыш, вышли к большому камню. Когда я влез на него и осмотрелся, очам собственным не поверил... Камыш был вытоптан лишь в месте, где мы пришли в себя, да по пути к камню, а кругом он стоял стеной. Получалось, что нас перенесла в заросли камыша некоторая неизвестная держава... Куда подевались ружьё и снаряд — почему-то. Пытались припомнить, как мы сюда попали и где наши находки, но бесплодно. Чувствовали мы себя так, как как будто некто нас полезно одурачил.

До темноты ещё оставалось время, решили дойти до желаемой речки. Продираясь через камыши, вышли к реке. Место это было мне знакомо, мы сюда прибывали за водой. Метрах в ста от речки возвышается холм, а на нём — тот самый-самый бор, откуда удрал Юрий. Только мы отправь к лесу, началась некая чертовщина.

Доходишь до определённой черты и далее не можешь изготовить ни шагу: лапти напиваются тяжестью, тело цепенеет и, что наиболее отвратительное, обхватывает таковой кошмар, от которого волосы встают дыбом, по всему телу пена выступает. Смотрю на Юру, с ним также кое-что делается неладное. Молча повернули назад, опустились к реке, сходу полегчало, лишь боязнь в коленках.

Стали мыслить, что же это нас, здоровых мужиков, побывавших в различных переделках, так могло испугать. Единственный вывод, к которому мы пришли — нас караулит мишка. Принялись бить в котелок, кричать отвратительными гласами, в протест — ни звука.

Пробуем ещё раз подняться на холм, та же головка. После третьей пробы махнули рукою и отправь в часть. Пока дошли до палатки, утихли. Перешли речушку у лагеря и нашли блиндаж, который я в прошедший раз обнаружил, он распологался метрах в ста от речки. А как вылезли из блиндажа, сообразили, что утратили ориентацию. Полез я в кармашек за компасом, а там пусто. И Юра компас растерял. Ну уж такового ни с ним, ни со мной за 10 лет ни разу не бывало. Хорошо, Юра занимался спортивным ориентированием. По одному ему популярным приметам отыскал он путь в часть, но блуждали мы всё же более часа. А как подошли к топкому месту, снова чей-то взор упёрся в спину.

Поужинали. Когда совершенно стемнело, увидели: пламенеет торфянистый слой на болотце, что протянулось междулагерем и близкой речкой. Днём было легкомысленно, и гари мы не чувствовали, а к ночи ветр стих, и мы узрели, как меркнет наш костёр. Слой угарного газа поднимался всё больше и начал наполнять ложбинку, где стояла палаточка. Мы сообразили, что ежели уляжемся дремать, то уже не проснёмся. Идти же ночкой по бездорожью в деревню было и совсем безрассудством. Залезли на гигантскую сосну и привязали себя к веткам. Было это возле 12-ти часов ночи. Луна крупная — всё следовательно отлично. Прошло минут 10, раздался звук, подсказывающий лай собак, и к реке, избегая нашу палатку, прошла свора кабанов. Потом медлительно прошествовал здоровый сохач. Сказочная ночь, сказочные краски, лишь вот хозяева посиживают на бревне.

Внезапно раздался звук: это взрывались патроны на пылающем топком месте, а потом нежданно запылал засушливый кустик, возраставший у самой реки, но пламя скоро гас, и кустик стал клубиться. Не знаю отчего, но кустик этот приковал моё интерес. Я вгляделся в клубы дыма и изумился. А Юра, тот и совсем чуток не свалился с бревна. Представьте себе такую мифическую картину.

Дым, поднявшись от кустика кверху, потом спускался к реке, превращаясь на наших очах в призрачную человечную фигуру, которая, плавненько шевеля руками, двигалась над аква гладью и пропадала в том самом сосновом лесу, куда днём нам так и не получилось угодить. Затем кустик " выдыхал " иную порцию дыма, и всё повторялось. Конечно, владея фантазией, в клубах дыма разрешено узреть что угодно, но, могу поклясться чем угодно, это были человечные фигуры. Их происхождение и путешествие мы с Юрой следили практически час, за это время сотка фантов ушла в сосновый бор.

К четырём утра ветерок разогнал замечательный газ, мы опустились книзу и завалились дремать. Позже, когда сели кушать, к нам пришёл мужичок, с которым Юра познакомился в селе и у которого спрашивал путь к лагерю. Своё возникновение он разъяснил беспокойством за Юру, мол, пошёл на топкое место новейший человек, а туда без орудия лучше не даваться, пространство тут отвратительное. Мы не стали говорить ему о собственных приключениях, но спросили, что он предполагает под " отвратительным " помещением.

Мужик сконфуженно ухмыльнулся: " Приезжала тут до вас молодёжь, ни в Бога, ни в чёрта не верующая... Всё заслуги да орудие германское находили. Так сначала некто их пара чуток не придушил на топком месте, позже в полночь некто повадился прибывать к ним из леса, так они со ужасу не лишь из автомата палили, но и гранаты кидали. И скоро убежали «.

Мы не стали более допытывать его, желая позже пожалели. Старожилы немало знали о том, что делается на топком месте и в лесу, а сейчас уже и вопросить не у кого.

Часто в тех местах происходило кое-что необычное, предостерегающее об угрозы. Помню, как в 1984 году приехал я туда с детками и племянниками. 22 июня мы поставили ещё один монумент нашим бойцам. Затем племянники сбежали на топкое место, а я с семилетним отпрыском Сашей остался в таборе. Вдруг к палатке подлетела свора больших бабочек. Я опешил их появлению — таковых бабочек разрешено повстречать лишь на юге, тут же они мне никогда не попадались. Бабочки, покружившись, внезапно облепили меня и отпрыска. Мы, не касаясь их, сфотографировали друг друга. А мне почему-либо пришла в голову мысль, что это не к доброму делу. Затем бабочки, как по команде, поднялись и полетели в сторону такого самого соснового леса.

Через тридцать минут возвратились племянники. Вотан из них отыскал патроны и гранату с ржавым взрывателем. Я в машине такие игрушки не руковожу. Забрал у ребят три патрона и взрыватель, положил в консервную банку и поставил в костёр. Когда раздалось 4 взрыва, мы подошли к костру. И тут в один момент прозвучал ещё один взрыв. Я ощутил болезнь на личике и услышал вопль отпрыска. Взглянув на него, увидел, что чрез его футболку струйками колотит кровь.

В тот день мы достали из тела Саши 38 мелких осколков. Ещё один, попавший в глаз, извлекли докторы во время операции. А некие осколки видимы на руках отпрыска до сих пор. Досталось и мне. Вотан осколочек проломил правую щёку и разломал зуб, иной попал в правое веко и до сих пор там. Спустя некое время, когда напечатали фото с бабочками, мы увидели, что бабочки на мне и Саше посиживали в тех местах, куда позднее попали осколки ».

Солнечная система и ее тайны