Солнечная система и ее тайны

Планеты Созвездия НЛО

Авиатор

Что дальше? Такого вопроса для Рынина не было. Дальше — научиться летать на аэроплане, стать летчиком.

В столичном аэроклубе тогда был только один аэроплан — «фар- ман», купленный во Франции, «летающая этажерка». И всего один авиатор — В. А. Лебедев, сам недавно выучившийся летать. К нему Рынин и попросился в ученики. Внес триста рублей за обучение, еще четыреста — в качестве залога на случай поломки аппарата.

Аэродром находился в Гатчине.

Полеты совершались обычно либо рано утром, либо вечером, в тихую погоду. Днем Рынину нужно было быть в Петербурге, на службе. Чтобы упростить задачу, он поселился в Гатчине у знакомого инженера. Чуть свет бежал на аэродром, потом ехал в город, а к вечеру снова возвращался в Гатчину.

После пятого полета у Рынина сменился учитель. Лебедев уехал на публичные полеты в Саратов (в то время авиаторы разъезжали по городам и за деньги показывали свое искусство). Его инструктором стал А. Н. Срединский. Тот самый Сре- динский, с которым Рынин не раз поднимался на воздушном шаре. Он только что получил диплом авиатора и мог обучать других.

Вскоре Срединский сказал Рынину:

— А знаете, Николай Алексеевич, вы уже можете полететь самостоятельно. Оторветесь, немного подниметесь, пролетите и сядете в конце дорожки. С богом!

И Рынин полетел. Потом он с восторгом вспоминал: «Я чувствовал, что лечу. Хотелось лететь дальше, лететь все время, но. . . конец дорожки приближался. Плавно спустился.Аэроплан немного подпрыгнул, прокатился по земле и остановился как раз у назначенной границы».

Все, кто были на аэродроме, бросились поздравлять Рынина. Советовали, не теряя времени, держать экзамен на звание пилота-авиатора. Экзамен этот состоял в том, чтобы описать над летным полем десяток восьмерок, подняться на высоту не менее пятидесяти метров и точно сесть.

На следующий день в Гатчину прибыли спортивные комиссары и фельдшер. Начались экзамены.

Пять восьмерок. Посадка. Короткий отдых. Снова полет. Высота сто метров. После Рынин рассказывал: «Вдали я увидел Финский залив и Кронштадт, озаренный лучами заходящего солнца. Почувствовал глубокое наслаждение. Я — почти властелин воздуха. Но приближается поворот. Мечтать опасно, и я вновь обращаю все свое внимание на аэроплан. Последняя восьмерка. Вижу, как мне машут флагом. Спускаюсь. Выключаю мотор. Земля. Меня окружают экзаменаторы и механики. Поздравляют. Комиссары составляют акт об экзамене. Итак, я — пилот-авиатор!»

Месяца через три, попрактиковавшись в полетах на дирижаблях, Рынин получил диплом пилота-ди- рижаблиста. Он был удовлетворен. Теперь-то он знал, что такое летать, почувствовал и риск, и прелесть полета над землей.

Солнечная система и ее тайны